Белорусское зеркало
18 июня 2021 г.
Перспективы белорусских протестов пока весьма туманны
7 ДЕКАБРЯ 2020, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

В минувшее воскресенье в Минске и ряде других городов Беларуси прошли очередные протестные акции. В последние недели стратегия оппозиции существенно изменилась. Теперь демонстранты не собираются в многотысячные колонны и не стремятся занять центральные улицы и площади городов. Люди выходят в близлежащие дворы в основном на окраине, что, впрочем, нисколько не снизило активность и свирепость правоохранительных органов. Разгоны мирных демонстраций происходят повсеместно. Так, вчера в Минске было задержано около трехсот человек. Официальные СМИ, хоть в Беларуси, хоть в России, новую стратегию оппозиции объясняют резким снижением численности демонстрантов, независимые ресурсы по обе стороны границы с такой трактовкой, разумеется, категорически не согласны. Телеграм-канал Nexta-live события в Минске в прошедшее воскресенье прокомментировал следующим образом: «Боль и ужас от преступлений режима не ввергли нас в депрессию и выученную беспомощность, как замышлялось. Но укрепили сплоченность и самоорганизацию, отвагу и волю, чувство общности и настойчивость в отстаивании наших прав».

Надо отметить, что за последнее время изменения претерпел не только формат уличных акций, но и прогнозы представителей экспертного сообщества и самих оппозиционных политиков Беларуси. Больше никто не говорит, что режим Лукашенко падет «максимум через две недели», теперь в ходу термин «марафон». У нас тут, дескать, игра в долгую, и надо набраться терпения, не снижать давления на власть и демонстрировать оптимизм. Последнее пока получается лучше всего.

3 декабря Светлана Тихановская, экс-кандидат на должность президента Беларуси, заявила, что готова возглавить республику в переходный период. В этот же день ее ближайший политический советник Александр Добровольский опубликовал весьма подробный сценарный прогноз возможного развития событий в ближайшем будущем. В преамбуле к основной части текста создавшуюся политическую ситуацию он описывает следующим образом: «Нынешняя ситуация политического кризиса не устраивает ни удерживающих власть, ни протестующих. Общий интерес выйти из политического кризиса мог бы способствовать началу переговоров о проведении новых выборов, но пока этого не происходит». Ну, мне с такой трактовкой трудно согласиться. Никакого «общего интереса» у оппозиции и власти не существует. Режим Александра Лукашенко можно только принудить к переговорам путем постоянного наращивания давления. Если власти не идут на переговоры, значит, давление недостаточно. Далее автор аналитической записки предлагает шесть вариантов сценария, при котором происходит фактическая смена власти. 1. Новые выборы в результате переговоров. 2. Новые выборы, если должность президента оказывается вакантной. 3. Ужесточение режима, массовые репрессии, возможное введение чрезвычайного или военного положения. 4. Попытки со стороны Лукашенко затянуть время с обещанием конституционной реформы в надежде, что протесты утихнут. 5. Введение в Беларусь российских военных и полицейских формирований. 6. Номенклатурный или военный переворот. Отстранение Лукашенко от власти. Г-н Добровольский полагает, что наиболее реалистичными являются первые два варианта развития событий: «Сценарии 3, 4, 5 и 6 нестабильны по нескольким причинам. Одна из причин состоит в том, что власть останется нелегитимной и не будет иметь поддержки общества. Вторая причина заключается в том, что для поддержания минимальной стабильности потребуется слишком много ресурсов, которых у нынешней власти не хватит надолго. Если вмешается Россия, ресурсов будет больше, но и они не бесконечны. К тому же в такой ситуации неизбежна дестабилизация ситуации в самой России. Третья причина – неизбежный экономический кризис из-за внутренних (сопротивление населения) и внешних причин (санкции, международная изоляция). По этим и другим причинам сценарии 3, 4, 5 и 6 будут иметь тенденцию к перетеканию в сценарии 1 и 2». На сегодняшний день большинство из этих утверждений представляются мне крайне сомнительными.

Режим Лукашеко уже и сейчас, скорее всего, не имеет «поддержки в обществе», но это пока никак не сказывается на его жизнеспособности. Никаких реальных признаков развала государства, глобальных инфраструктурных проблем мы пока не видим. Экономический кризис – проблема реальная, но с помощью России преодолимая. По крайней мере, в среднесрочной перспективе. Гипотеза о том, что активизация интеграционных процессов приведет к «дестабилизации ситуации в самой России» не выглядит сколько-нибудь убедительной. А почему, собственно? Понятно, что никакого бешеного ажиотажа в связи с присоединением Беларуси к России не будет (ситуация с Крымом уже отыграна и не повторится), но и резкого роста протестных настроений ожидать не приходится. С моей точки зрения, вышеприведенный документ имеет явно выраженную пропагандистскую направленность и крайне слабо отражает реальное положение дел. Тем более что последние инициативы лидеров белорусской оппозиции вызывают некоторое недоумение. Взять хотя бы ультиматум Светланы Тихановской, объявленный Александру Лукашенко.

Ультиматум, выдвинутый почти два месяца назад, содержал ряд конкретных угроз в случае его не выполнения. Требования в нем содержались следующие: отставка Александра Лукашенко, освобождение всех политзаключенных, прекращение насилия на улицах белорусских городов. В случае невыполнения этих условий к 25 октября г-жа Тихановская грозила «всеобщей политической стачкой», блокировкой автомобильных трасс и «обвалом продаж в государственных магазинах». Спустя полтора месяца Лукашенко все еще руководит Беларусью, политзаключенные как сидели в тюрьмах, так и продолжают, а разгоны уличных акций ни на йоту не стали гуманнее. При этом ни одной из декларированных угроз оппозиции воплотить в жизнь не удалось. Надо ли объяснять, как подобного рода провальные политические инициативы влияют на настроения в оппозиционной среде, на готовность людей идти на вполне конкретные риски.

Очень хочется верить в то, что руководители белорусской оппозиции станут достойны людей, выдвинувших их на лидерские позиции, и смогут предложить белорусскому обществу протестные проекты, действительно способные сдвинуть дело с мертвой точки. Потому что в ином случае дело отречения Александра Лукашекно от власти может застрять в этой самой мертвой точке на долгие годы. Какие бы оптимистичные прогнозы ни давали публицисты и аналитики по обе стороны границы.

Фото: 06.12.2020. Акции протеста оппозиции после результатов президентских выборов продолжаются в Минске. AP/TASS












  • Константин фон Эггерт: Рано или поздно такое приводит к взрыву, но сейчас общество достаточно запугано террором, чтобы любыми средствами избегать повторения августа 2020-го.

  • Медуза: Протасевич сказал, что перед записью его не гримировали, — и в конце интервью на его руках заметили следы телесных повреждений. 

  • Лев Рубинштейн: Мне кажется и даже я уверен в том, что не надо, неправильно не только обсуждать, но и вообще активно актуализировать тему "интервью" Романа Протасевича.
РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
«Интервью» Протасевича придумал Оруэлл
4 ИЮНЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Неизвестно, читал ли руководитель белорусского государственного телеканала ОНТ Марат Марков Оруэлла, но в своем видео с Романом Протасевичем он действовал строго по сценарию оруэлловской антиутопии. В романе «1984» Уинстон Смит должен был не просто умереть, но всем сердцем полюбить Большого брата. Сомневаюсь, что Марат Марков и палачи из белорусского КГБ смогли внушить Роману Протасевичу искреннюю любовь к Лукашенко, но на вопрос, уважает ли он белорусского диктатора, Протасевич ответил сразу и очень горячо: «Безусловно!» 
Прямая речь
4 ИЮНЯ 2021
Константин фон Эггерт: Рано или поздно такое приводит к взрыву, но сейчас общество достаточно запугано террором, чтобы любыми средствами избегать повторения августа 2020-го.
В СМИ
4 ИЮНЯ 2021
Медуза: Протасевич сказал, что перед записью его не гримировали, — и в конце интервью на его руках заметили следы телесных повреждений. 
В блогах
4 ИЮНЯ 2021
Лев Рубинштейн: Мне кажется и даже я уверен в том, что не надо, неправильно не только обсуждать, но и вообще активно актуализировать тему "интервью" Романа Протасевича.
Вот и встретились два одиночества… А костров сколько развели!
31 МАЯ 2021 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшие выходные в курортном Сочи прошла встреча на высшем уровне. Президент России Владимир Путин провел переговоры с президентом Беларуси Александром Лукашенко. Главы государств общались два дня. В субботу их беседа заняла около пяти часов, а в воскресенье обмен мнениями продолжился в неформальной обстановке – президенты отправились на морскую прогулку. Лукашенко прилетел в Сочи с сыном, рассчитывая, видимо, познакомить его с какой-нибудь из дочерей Путина, но Владимир Владимирович счел благоразумным дочерей семейству Лукашенко не представлять. Из официальных сообщений нам известно лишь об одном конкретном результате...
Прямая речь
31 МАЯ 2021
Николай Сванидзе: Путин будет поддерживать Лукашенко, пока не найдёт ему замену. Но найти такую замену нелегко, тут нужны два основных критерия...
В СМИ
31 МАЯ 2021
Медуза: ...«аналитики» обсудили то, что Путин предложил Лукашенко искупаться в море. Предварительный вывод — это хороший «сигнал» для отношений двух стран.
В блогах
31 МАЯ 2021
Аbbas Gallyamov: Глава белорусского МИД заявил, что прошлогоднее восстание против Лукашенко готовили российские олигархи. Интересно, кого он имел в виду? Тимченко? Ковальчука? Ротенбергов?
У Лукашенко — мания величия
27 МАЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Судя по всему, Владимир Путин близок к тому, чтобы одержать важную дипломатическую победу. После консультаций секретаря российского Совбеза Николая Патрушева и Джейка Салливана, помощника американского президента по нацбезопасности, было объявлено, что Путин и Байден встретятся 16 июня в Женеве. В печати тут же появились сообщения, что в результате этой встречи возможны позитивные подвижки на двух направлениях. Президенты могут договориться о начале широкомасштабных переговоров по тому, что в последние годы стали именовать «стратегической стабильностью». 
Прямая речь
27 МАЯ 2021
Андрей Колесников: Путин будет вынужден его поддерживать при любых обстоятельствах: эта его зона влияния, которую Лукашенко олицетворяет. На сегодняшний день они объективные союзники...