Итоги года
18 июня 2021 г.
Итоги года: заметки издалека

ТАСС

Я понимаю, что читатели ЕЖа ждут подведения итогов, прежде всего, российского года. Но, должен признаться, что 2018 был первым годом в моей уже не такой короткой жизни, когда я в России не был вообще, поэтому могу говорить об итогах года применительно к ней, исходя из медийного контекста, за которым, признаюсь, следил ежедневно, общения с друзьями и близкими и собственных соображений, возникавших в процессе этих занятий.   
Вероятно, кому-то покажется поверхностным и чрезмерно отстраненным то общее ощущение, которое я могу выразить любимым русским словом железного канцлера Бисмарка — "ничего". То есть понятно, что в России каждый день что-то происходило, новостные ленты исправно функционировали, иногда случались события, вызывавшие бурю эмоций, но, по моему мнению, ни одно из них по своему содержанию не было качественно новым. Ну да, люди гибли не в рухнувших самолетах, а в сгоревшем торговом центре и в взорвавшемся подъезде, но причины во всех случаях одни и те же — либо теракт, либо изношенность техники и коммуникаций, либо алчность, помноженная не безалаберность. Принимались все новые и новые драконовские законы, направленные на увеличение поборов с граждан РФ, дабы восполнить потери на оффшорных счетах Путина и его окружения, образовавшиеся из-за падающей нефти и растущих санкций. Я уж не говорю про такие рутинные вещи, как регулярные посадки диссидентов, нагло фальсифицированные "выборы", теракты при помощи неконвенционального оружия за границей. 

Признаки новизны наблюдатели и комментаторы усмотрели, пожалуй, в двух событиях. Первое по времени — это повышение пенсионного возраста. Откровенно говоря, чем-то из ряда вон выходящим это событие выглядело только несколько недель, достаточно вспомнить, прямо скажем, весьма слабую протестную реакцию — не было похоже не только на "как в Париже", которым вдруг начал пугать сограждан Путин, но и даже на сравнительно недавнюю так называемую "монетизацию льгот", когда пенсионеры выходили-таки массово на улицы и перекрывали движение транспорта. А здесь, в общем-то, более молодая часть населения, еще не достигшая пенсионного возраста, у которой просто вытащили из кармана пенсию за пять лет, повела себя куда как более вяло. Примерно, как Каштанка, у которой за нитку выдергивали из желудка кусочек мяса, а она продолжала беззаветно обожать того, кто это проделывал. 

Собственно, второе событие, на которое обратили пристальное внимание, считается в значительной мере следствием первого — это неудача Партии жуликов и воров на выборах губернаторов в нескольких регионах. Согласен, что это была неожиданность, но категорически не принимаю прозвучавших от некоторых аналитиков восторженных оценок, типа "электоральная революция". Революция — это смена власти или как минимум попытка ее сменить. Ничего такого не произошло нигде вообще совсем. То, что в паре мест губернаторские кабинеты заняли не марионетки из "партии" большинства, а марионетки из "партий парламентской оппозиции" (даже не знаю, сколько пар кавычек здесь нужно поставить), не имеет никакого значения для политического процесса и нисколько не взволновало кремлевских карабасов. В том же единственном случае, когда их это сколько-то взволновало, они просто взяли и отменили результаты выборов в Приморье, а на повторном голосовании при помощи совсем уже наглой фальсификации все равно посадили в кресло своего ставленника.

Симптоматично, что даже там, в Приморье, никто не попытался защищать результаты "народного волеизъявления". Окончательно бутафорский характер случившегося подчеркнула пародийная голодовка несостоявшегося губернатора, которая продлилась от завтрака до обеда. Не считать же серьезным событием плачущую Панфилову. Может быть, Чуров тоже плакал, просто этого по телевизору не показывали.

Повышенное внимание привлекла попытка покушения на перебежчика Скрипаля и его дочь, случившаяся неподалеку от "солсберецкого" собора, но ведь это в Англии, собственно, и внимание к этой истории было привлечено потому, что англичанам вдруг наконец-то надоело, что поселившихся у них бывших офицеров российских спецслужб их бывшие же коллеги травят чем ни попадя. Ну да, такие вещи рано или поздно могут надоесть, но разница между "новичком" и полонием, которым убили Литвиненко, существенна разве что для узких специалистов.

А в остальном я не припоминаю чего-то такого, что даже очень внимательные наблюдатели признали бы действительно событием, которое бы выделило прошедший год из череды прошедших лет душного путинского застоя. 

Мартовские камлания под условным названием "президентские выборы" вообще не относятся к области политики. Фамилию бывшего губернатора Петербурга наверняка многие забыли через неделю после его отставки, а еще можно вспомнить разве что чемпионат мира по футболу. Но выход сборной России в восьмерку на домашних стадионах на сенсацию не потянул, допинга, в отличие от Олимпиады в Сочи, у футболистов не нашли (пока), а островок интернациональной дружбы и российской открытости миру на узковатой Никольской улице закрылся вместе с окончанием турнира. 

Между прочим, вся эта тоска и тягомотина происходили на фоне начавшейся тектонической активности во всем цивилизованном мире. В нем, похоже, заканчивается эпоха постмодернизма и поднимается встречная волна. Америка периодически глухо сотрясается как противостояние сторонников и противников самого противоречивого своего президента, ведущего торговые и дипломатические войны по всему земному шару. Великобритания мечется вокруг условий брекзита. Во Франции "желтые жилеты" треплют нервы своему молодому президенту, его немолодой жене, а заодно и всей стране. В Германии заканчивается эпоха Меркель. В Бразилии новый правый президент объявил об окончании социализма и ликвидации его последствий. В Израиле грузовик похищенных Моссадом документов иранского ядерного проекта и опять досрочные выборы.

Разумеется, я вовсе не хочу никого обидеть. Все сказанное выше отнюдь не было попыткой унизить Россию или задеть чувства россиян, просто в этой стране сейчас сложились такие обстоятельства, которые самой природой своей допускают только одно действительно значимое событие — смену режима. Ничто иное не способно и не будет способно повлиять на сущность происходящего и серьезное переформатирование в будущем. В самом деле ведь сейчас, когда говорят о восемнадцати годах правления Путина, никто и не вспоминает о том, что четыре года в Кремле сидел президент Медведев, что были какие-то шевеления, какие-то статьи, у кого-то даже какие-то надежды. Единственный вывод из всего тогда случившегося — никакая смена фигур ничего не даст. Подлинные перемены произойдут только тогда, когда изменится природа власти и смысл государственного бытия.

Мне рассказывал мой приятель, который сорок лет назад был студентом ИСАА, что один из профессоров на вопрос о том, развивается ли Габон по капиталистическому пути или социалистическому, ответил, нарушая правила тогдашней официозной идеологии, что для некоторых стран, в том числе для Габона, это не имеет никакого значения. Габон может развиваться хоть по капиталистическому пути, хоть по социалистическому пути, в нем все будет так, как всегда в Габоне было. В те годы в Габоне правил президент, который провластвовал 42 года. Последние 9 лет президентом Габона был его сын, вчера в Габоне произошел военный переворот. Это самое меньшее, что может послужить причиной каких-то изменений. Может послужить, может не послужить, никто пока этого не знает, но за предыдущие 51 год точно ничего быть не могло. Я очень надеюсь, что в России этот морок продлится меньше, чем 51 год, хотя в XX веке бывало и дольше. Я очень надеюсь, что в России случится не военный переворот, а мирная гражданская революция. Но пока ее не будет, никаких иных значимых событий в стране не может произойти. Они просто несовместимы с нынешним государственным и общественным устройством. Ни в 2018, ни в каком бы то ни было ином году.


Фото: Muzaffar Salman/AP/TASS













  • Виктор Шендерович: Российская власть перестала держать лицо и окончательно перешла на блатные прихваты.
    «Кому он нужен, хе-хе»...

  • 2020 в фотографиях СМИ: главные фотографии 2020 года по версии редакций «Медузы», «Дождя», «Коммерсанта»

  • Кирилл Рогов: этот год... стал годом окончательного пере-учреждения России как диктатуры...
    Сергей Пархоменко: Премия "Редколлегия" о последних лауреатах этого года...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медийные итоги 2020 года
11 ЯНВАРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Трамп vs Twitter, Соловьев vs YouTube, Евросоюз vs TV Russia, Христо Грозев vs ФСБ, Л.А. Пономарев – это иностранное СМИ и другие безумства не желающего уходить года Стой же, слезай с коня! Стой и не шевелись! Я тебя породил, я тебя и убью! – сказал Twitter и навсегда заблокировал аккаунт Дональда Трампа… Год за номером 2020 от рождества Иисуса Христа по своему характеру очень похож на 45-го президента США. Такой же вздорный, скандальный, а главное, как Трамп не хочет уходить из Белого дома, так и 2020-й категорически отказывается уходить в историю. Вся первая неделя 2021 года была фактически частью декабря 2020-го.
Итоги года. Со мной все ясно
9 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ
Предложение написать итоги года для «ЕЖа» сначала вызвало у меня некоторую растерянность. Писать о политике в российское издание мне показалось трудным, ведь я не был в России три с половиной года и не только российскую, будем считать, политику, но и вообще российскую жизнь больше не чувствую, а сделанные на большом расстоянии наблюдения постороннего человека вряд ли кому-то интересны. Но тут подоспели некоторые новости, которые я ощутил как касающиеся меня лично. Сначала в последние дни декабря я послушал интервью с Сергеем Гуриевым, которое он к тому же дал моему собственному сыну в подкасте «Короче». Так вот, популярный экономист и уважаемый оппозиционер назвал людей, сомневающихся в способности России в короткий исторический срок встать на путь прогрессивного цивилизационного развития, русофобами.
Итоги года. Константы и Конституция
8 ЯНВАРЯ 2021 // ДМИТРИЙ ОРЕШКИН
«Медиалогия» сообщает, что в 2020 году российские сети чаще всего обсуждали коронавирус: 304 млн сообщений. Это форс-мажор, поэтому пандемию оставляем в стороне. На втором и третьем местах (по сути на первом и втором) обнуленная Конституция и кризис в Беларуси – по 19 млн высказываний. Отравление Навального замыкает тройку с 9 млн. Странно, учитывая, что два его последних видео набрали по 20 с лишним млн просмотров. Но какие цифры нам дают, те и обсуждаем. В любом случае тенденция понятна: помимо ковида, рейтинг возглавляют три чисто политических сюжета. Сограждане проснулись? Нет, еще не совсем.
Итоги года. К алтарю брассом
7 ЯНВАРЯ 2021 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Церковь, о которой весь прошедший год почти ничего не было слышно — если не считать борений со Среднеуральским монастырем и споров вокруг проблемы служить или не служить в период пандемии и если служить, то как, — под конец года вдруг оживилась и резво лишила сана череду священников и одного целого митрополита. Настоятель храма Михаила Архангела в Жуковском Алексей Агапов сам еще в августе попросился «на свободу», ибо церковь, в которую он пришел «в свои 17 (то есть 30 лет назад — С.С.), была иным пространством, чем сейчас. То было пространство позволения и приглашения к великому простору чуда. И это пространство, на самом деле, было создано всеми нами, нашим общим выбором изменить себя и окружающее. Выбор меняется...
Итоги года. Под прессом государства
7 ЯНВАРЯ 2021 // БОРИС КОЛЫМАГИН
2020 год останется в памяти как время закручивания гаек. Пандемия сократила и без того маленький островок свободы. Если брать религиозную сферу, то возросло давление на религиозные меньшинства. Его испытывают не только новые религиозные движения, такие как Церковь Последнего Завета («виссарионовцы»), но и традиционные конфессии — протестанты и альтернативные православные. Особенно сильно достается Свидетелям Иеговы. Сообщения об очередных обысках, арестах, допросах напоминают сводки с линии фронта. При этом рвение, которое обнаруживают исполнители, свидетельствует не просто о непонимании того, что такое справедливость, а о садистских наклонностях (ибо избиение, шантаж, требования заключения подследственных в СИЗО, когда можно обойтись домашним арестом, говорят именно об этом).
Итоги года. Кремль, отсекая все лишнее, готовится выстраивать «Постсоветское пространство 2.0»
6 ЯНВАРЯ 2021 // АРКАДИЙ ДУБНОВ
Александр Лукашенко, которого Запад перестал признавать в качестве легитимного президента Беларуси, готов через год, в декабре 2021 года, пригласить лидеров стран СНГ в Беловежье, чтобы там отметить 30-летие роспуска СССР. Идея амбициозная, прозвучала она экспромтом на саммите СНГ, проходившем в режиме on-line 18 декабря. Государственные лидеры, собравшиеся там клеточками на большом экране, люди все осторожные, никто даже бровью не повел в ответ на это гостеприимное предложение коллеги. Тем более, что председательствовал на виртуальном форуме президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев. Уж кому, как не ему, знать, как привередлива бывает фортуна...
Итоги года. Крысы разбежались, идут быки
5 ЯНВАРЯ 2021 // АНТОН ОРЕХЪ
Сегодня особенно забавно изучать прогнозы на 2020 год. Астрологи, политологи, экономисты — никто не угадал. Только, говорят, какой-то чудо-мальчик из Индии пророчил всё то, что случилось. Но был ли мальчик? Бога своими планами насмешили решительно все. Однако я скромничать не стану. Потому что давал такой прогноз, которому трудно было не сбыться. Благодаря его обтекаемости и пессимистичности, с которыми в России никогда не прогадаешь. Ждать смены режима не приходилось. А при нынешнем режиме не могло быть никаких улучшений в экономике и вообще в жизни. Мы даже не могли просто остаться там, где стояли. Потому что такие режимы, как в России, с возрастом способны лишь деградировать. И чем дальше, тем вульгарнее и стремительнее.
Итоги года. В интересное время живем, товарищи!
5 ЯНВАРЯ 2021 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Говоря об итогах-2020 и перспективах-2021, трудно удержаться от банальностей. Лично для меня в 2020 году не произошло ничего такого, чего бы я не ожидал в плане трендов в 2019-м (конкретно коллизию с отравлением Навального, конечно, никто не ожидал). Хотя были и есть социальные группы, которые, одни, ждали обновленческую революцию, а вторые — что Россия еще больше встанет с колен и побежит с мировой цивилизацией наперегонки, укрепляясь в могуществе. Не случилось ни того, ни другого. Для революции в нынешней России практически отсутствует массовый этический импульс, запускающий процедуры перемен.
Итоги года. Политика в год пандемии
4 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
2020 год стал одним из самых бурных и непредсказуемых для российской политики. Последствия принимаемых решений оказались иными, чем предполагали их авторы. Год начался с двух громких событий. Первое – отставка правительства Дмитрия Медведева, которое не справилось с задачей выхода на ощутимый для населения экономический рост. Кроме того, сильнейшим ударом по популярности и премьера, и кабинета в целом стало повышение пенсионного возраста в 2018 году. Слабая протестная активность по этому поводу не означала легитимации этого решения – просто люди пришли к выводу, что выход на улицу ничего не изменит, но может сильно испортить жизнь тем, кто «высовывается». Недовольство ушло вглубь, но не исчезло.
Итоги не радуют...
3 ЯНВАРЯ 2021 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Итоги 2020 года меня не радуют. Мы, россияне, продолжаем идти по гибельному «особому пути», пути противостояния с цивилизованным миром, с правовыми демократическими государствами. Нам это не впервой. Поэтому оценивая итоги прошедшего года, полезно вспомнить историю. Сто лет назад мы поверили в марксистско-ленинскую утопию, изгнали из страны три миллиона образованных и предприимчивых сограждан и очень многих россиян погубили на полях Гражданской войны, в ходе коллективизации и Голодомора, в процессе массовых сталинских репрессий.